Что делать с больной птицей? К доктору или в золу?


Эпидемии птичьего гриппа сравнимы с человеческой чумой. Не случайно итальянский ветеринар Перрончитто, в конце XIX века впервые обнаруживший признаки этой болезни у птиц, принял ее за чуму. У кур чернеют гребешки, перья взъерошены, они учащенно дышат, шатаются, поднимается температура. Жуткая картина. И, увы, практически всегда исход один – летальный. Хотя давно выяснилось, что возбудителем болезни является «всего лишь» вирус гриппа, лечения от нее до сих пор не придумано.

Главные носители вируса птичьего гриппа – дикие водоплавающие и перелетные птицы. Сами они зачастую болеют бессимптомно, по виду и не скажешь, что этот лебедь или утка больны, но способны стать источником катастрофы для домашней птицы. Другим источником инфекции могут быть обычные голуби и вороны – так называемая синантропная птица. «Общаясь» с дикими птицами, они заражаются гриппом и передают его домашним курам и уткам.

Паника по поводу птичьего гриппа началась после того, как в мае 1997 года в Гонконге от неизвестной болезни умер трехлетний мальчик. Это был вирус птичьего гриппа H5N1, который до сих пор никогда не обнаруживали в человеческом организме. В 2003 году бьют тревогу в Нидерландах: в стране началась вспышка птичьего гриппа. Власти отреагировали на эпидемию быстро. Было уничтожено более 20 млн кур. Возбудителем стал вирус, который до этого считался безопасным для человека – H7N7. Болезнью заразились 89 человек, один из их, ветеринар, умер.

В России первая острая вспышка птичьего гриппа произошла в Сибири в 2006 году. Тогда во избежание распространения эпизоотии на птицефабриках было уничтожено более 10000 голов птицы. Несколько птицеводческих предприятий закрыли.

Россельхознадзор ведет статистику вспышек заболеваемости в России самым опасным для человека гриппом серотипа H5N1. В 2007 году им были заражены хозяйства Московской, Калужской, Ростовской областей, Краснодарского края и Республики Адыгея. В 2009 году пострадали Московская область и Республика Тыва. В 2012-м – Республика Тыва, в 2014-м – Республика Саха и Алтайский край, в 2015-м – Новосибирская и Астраханская области, Забайкальский край и снова Республика Тыва. В 2016 году – Краснодарский край, Астраханская область, Республики Калмыкия и Тыва. В 2017 году статистика идет уже по месяцам: в январе грипп зафиксирован в Краснодарском крае, Воронежской области и в Чечне. В феврале к ним добавилась Калининградская область. В марте – Московская, в мае – республики Татарстан, Марий Эл, Удмуртия, Ростовская, Нижегородская и Воронежская области. 2018 год начался со вспышки гриппа в Татарстане и Костромской области. Что говорить, впечатляющая статистика.

И вот один из последних «звоночков»: в мае 2018 года вспышка птичьего гриппа произошла в Приморском крае. На этот раз ее жертвами стали 35000 голов птицы. Очаг вируса обнаружили на ООО «Надеждинская птица». Первоначально было заявлено, что это предположительно грипп серотипа H7N9. Сразу был прекращен оборот продукции, вся птица подлежала уничтожению. В муниципалитете на 21-й день установили карантинный пост. На совещании, посвященном эпизоотии гриппа, вице-губернатор Приморского края Валентин Дубинин подчеркнул, что единственно эффективный метод в данном случае – сжигание птицы. Это предполагают правила по борьбе с гриппом птиц.

В Надеждинском районе начались подворовые обходы. Хозяевам курятников выдавали памятки о признаках птичьего гриппа и о том, какие действия необходимо предпринять в случае заболевания птиц. Чтобы не допустить вывоза зараженной продукции, был опечатан магазин при фабрике и склад с готовой продукцией. На территории фабрики спилили деревья с гнездовьями птиц. Все, кто имел контакт с птицей, сдали анализы. Пробы с птицефабрики и анализы сотрудников были направлены в лабораторию. Результаты показали, что это вирус H9, для человека не опасный. Первоначальные предположения о вирусе H7 не подтвердились.

Чтобы уберечь домашнюю птицу от заражения, следует содержать ее на ограниченной территории, не допускать контактов с дикой птицей. Наилучший вариант – закрытый изолированный режим в птичниках. Заходить к птице нужно в обуви и одежде, предназначенной исключительно для этой цели.

Руководство птицефабрик обязано контролировать и не допускать россыпи кормов при транспортировке и перегрузках. Россыпи кормов – наилучшие места питания диких птиц и заражения ими местности.

Отправляясь на охоту, добытчики пернатых должны знать, что контакт с больной или инфицированной дичью может привести к тяжелой болезни и гибели всего поголовья домашней птицы на собственном подворье. Нельзя приносить домой отстрелянных птиц, не обработав тушки над костром или паяльной лампой.

Комментарий эсперта

До сих пор основным способом борьбы с птичьим гриппом является повальное уничтожение и сжигание поголовья зараженной птицы. Однако несколько лет назад российские ученые-вирусологи разработали вакцину, способную предотвращать массовую вспышку заболевания. Почему вакцина не применятся? Мы попросили прокомментировать ситуацию одного из создателей вакцины, доктора ветеринарных наук, академика РАН, заслуженного деятеля науки РФ Эдуарда Джавадова.

– В Приморье произошла вспышка птичьего гриппа. Лабораторными исследованиями установлено, что причиной является вирус H9. Эдуард Джавадович, возможно ли было предотвратить эпизоотию, провакцинировав кур вашей вакциной?

– К сожалению, нет. Объясню почему. В свое время мы разработали вакцины против самых опасных штаммов гриппа – H5 и H7. Когда мы создавали вакцину, то имели в виду, что профилактика против гриппа должна носить превентивный характер. Вирус гриппа очень изменчив. Как видим, в Приморье это вирус H9. Чтобы спасти птицу, нужно было вакцинировать ее от этого типа вируса. Сделать такую вакцину – не проблема. Принцип ее изготовления тот же, нужно лишь использовать соответствующий биоматериал, а еще необходимо желание такую вакцину создать. К сожалению, сегодня ни Министерство сельского хозяйства, ни Институт птицеводства стремления обладать такой вакциной не проявляют. А когда нет заказа, нет финансирования, нет и исполнения.

– Вакцинация – это профилактическая мера. Но если заранее не известно, грипп какого конкретно штамма угрожает птице и есть ли вообще опасность заражения, имеет ли смысл проводить вакцинацию?

– Объясню на примере. Допустим, нам стало известно, что в странах Юго-Восточной Азии, с которыми граничит российский Дальний Восток, бушует эпизоотия и уже известен тип вируса гриппа. Чтобы защитить наши птицеводческие хозяйства, достаточно провакцинировать птицу в приграничных районах. Несколько лет назад такая ситуация была в Амурской области. Так вот, у китайских соседей бушевал птичий грипп и в свободной торговле на рынке продавали живую птицу, а на российской стороне находилась птицефабрика. Для вируса расстояние в два километра – не проблема. Я убежден, что в таких случаях нужно создавать буферную зону и, если в этой зоне имеются птицефермы, обязательно птицу вакцинировать. Во избежание вспышки болезни.

Есть еще одна проблема. Наш Россельхознадзор решил, что если и стоит вакцинировать кур, то исключительно на птицефабриках открытого типа. В хозяйствах, где птицы содержатся в закрытых помещениях, якобы опасность заражения исключена. Но это фикция! По факту все случаи заражения гриппом в России происходили именно на птицефабриках закрытого типа, где есть пропускники, барьеры и т. д. Повторю, для вируса это не преграда, он найдет способ просочиться. Зато в частных хозяйствах, где птиц провакцинировали, гриппа удавалось избежать.

– Почему Россельхознадзор противится вакцинации?

– Это делается якобы во имя беспроблемного экспорта птицеводческой продукции. Когда яйцо и мясо птицы отправляют на экспорт, делают определенные анализы. При этом, если будут обнаружены антитела к вирусу гриппа, придется объяснять, каким образом они попали в продукцию – после болезни или вакцины. Хотя доказать можно. В Израиле, Мексике, Китае и некоторых других странах птиц вакцинируют. Это совершенно безопасно. Вакцина даже называется «инактивированная». Вирус в ней убитый.

Россельхознадзор слепо ориентируется на Запад, где птицу не вакцинируют, а в случае болезни уничтожают. Это не расточительность и не забота о здоровье человека. Просто за рубежом развита система субсидирования и страхования. Любой фермер при первых признаках болезни сразу несет птицу или животное в контролирующий орган, потому что за погибшее поголовье он получит надлежащую компенсацию. У нас же фермер до последнего скрывает проблему, чтобы понести меньший ущерб. Может даже мясо зараженное на рынке продавать. Результат такого поведения – огромные потери.

– Во что обходится производство вакцины?

– Вакцина обходится недорого, поверьте, и произвести ее вполне способен специалист среднего звена. Скажем, в Приморье следовало провакцинировать птицу в частном секторе и во всех птицеводческих хозяйствах поблизости от «Надеждинской птицы», где случилась вспышка болезни. И тогда можно не беспокоиться за распространение очага эпизоотического пожара.

ПОЗВОНИТЕ МНЕ
+
Жду звонка!